16


c. (18-2) Встреча Бодряка с Патрицием закончилась так, как закан- чиваются все подобные встречи, когда гость удаляется во власти неутихающего подозрения, что он только что удрал от смерти со своей жизнью. Бодряк собрался повидать свою невесту.Он знал, где ее можно найти. Надпись, начертанная поперек больших двухстворчатых во- рот по улице Морфной, гласила. - "Здесь есть драконы
i. (37-2) "Пухляка? " "Вчера вечером он сбежал из загона
t. (15-2) ЭТО БЫЛО МУЧИТЕЛЬНО БОЛЬНО ТОЛЬКО ПОТОМУ, ЧТО Я БЫЛ ЧЕ- ЛОВЕЧЕСКОЙ ЛИЧНОСТЬЮ. "Я все думаю, почему? Я думал, что мы действительно все уладили.Так трудно заводить друзей при моей работе. Полагаю, что и при твоей работе тоже
i. (118-2) - сказал он. - "Младшие констебли Жвачка и Осколок - не отдавайте честь! - вы идете со мной
z. (21-2) Именно здесь леди Сибил Рэмкин проводила большую часть своего времени. Она была, как уже упоминал Бодряк, самой богатой женщи- ной в Анк-Морпорке. По-правде говоря она была богаче всех остальных женщин В Анк-Морпорке вместе взятых и сложенных, впрочем это вряд ли возможно.А потому свадьба должна была получиться странной, говорили люди.Бодряк обращался со своими власть предержащими с едва скрываемым отвращением, ибо женщины вызывали у него головную боль, а мужчины - зуд в кулаках.А Сибил Рэмкин была последней из оставшихся в жи- вых наследницей стариннейших семей в Анк-Морпорке.Их швы- ряло как ветки в водовороте, а они кричали безжизненному... Когда Сэм Бодряк был мальчиком, то думал, что богачи едят с золотых тарелок и живут в мраморных дворцах.Позднее он узнал кое-что новое : очень богатые люди могут походить на бедняков.Сибил Рэмкин жила в нищете, которая доступна только очень богатым, нищета происходила совсем по другой причине.Женщины, бывшие просто зажиточными, копили деньги и покупали платья, сшитые из шелка и украшенные жемчугом и кружевами, но леди Рэмкин была так богата, что могла появ- ляться, топая резиновыми сапогами, в твидовой юбке, при- надлежавшей ее матери.Она была так богата, что могла по- зволить себе жить на бисквитах и сэндвичах с сыром.Она бы- ла так богата, что жила в трех комнатах тридцати четырех комнатного особняка;остальные комнаты были забиты очень дорогой и очень старой мебелью, покрытой слоем пыли. Как предполагал Бодряк, причина, по которой богатые бы- ли так богаты, была та, что они ухитрялись тратить меньше денег. Например носить сапоги. Он зарабатывал тридцать во- семь долларов в месяц плюс довольствие.Отличная пара кожа- ных сапог стоила пятьдесят долларов.Но доступная пара са- пог, которая выдерживала сезон или два, а затем текла как из преисподней, после того как протирался картон, стоила десять долларов.Именно такие сапоги всегда покупал Бодряк и носил до тех пор, пока подошвы не становились такими тонкими, что он мог поведать о туманной ночи в Анк-Морпор- ке, ощущая ногами булыжники. Увы истина была в том, что хорошие сапоги носились годами.Человек, который мог позво- лить пару сапог за пятьдесят долларов, всегда содержал свои ноги в сухости в течение десяти лет, в то время как бедный человек, который мог позволить только дешевые сапо- ги, тратил по десять долларов каждый год и имел постоянно сырые ноги. Это была "сапожная" теория капитана Сэмюэля Бодряка о социально-экономической несправедливости. Загвоздка была в том, что Сибил Рэмкин упорно не соби- ралась ничего покупать.Особняк был забит этой громадной, прочной мебелью, приобретенной ее предками.Она не изнаши- валась.У нее были целые ящики, полные ювелирных украшений, которые казалось собирались веками. Бодряку довелось уви- деть винный погреб, в котором полк спелеологов смог бы вы- жить таким образом, что они даже и не вспоминали бы о том, что потерялись. Леди Рэмкин жила совершенно комфортабель- но, тратя изо дня в день, как подсчитал Бодряк, в половину меньше, чем он.Но она тратила гораздо больше на драконов. Сияющее Убежище Для Больных Драконов было выстроено с очень-очень толстыми стенами и очень-очень легкой крышей, архитектурная причуда, которую можно найти только на фаб- рике фейерверков. И все потому, что нормальное состояние обычного болотного дракона - это быть хроническим больным, а естественное состояние недомогающего дракона - расплющи- ваться вдоль стен, пола и потолка той комнаты, в которой он находится.Болотный дракон - это плохо бегающая, опасно неустойчивая химическая фабрика в одном шаге от катастро- фы. Одном малюсеньком шажке. Строились догадки, что их привычка внезапно взрываться, когда они были злыми, воз- бужденными, испуганными или просто немного скучающими, бы- ла выработавшейся для выживания чертой характера *, чтобы лишить хищника мужества. Ешьте драконов, как предлагается, и у вас будет острое несварение, к которому более подходит название "радиус взрыва". * С точки зрения вида вообще, но не с точки зрения дра- кона, разлетающегося на кусочки по окружающему ландшафту. Потому Бодряк открыл дверь аккуратным толчком.Его охва- тил смрад драконов.Это был весьма необычный запах, даже по стандартам Анк-Морпорка, - и он привел Бодряка к мысли о пруде, годами засорявшемся алхимическими отходами, а затем осушенном. Дракончики свистели и орали на него из загонов по обеим сторонам дорожки.Многочисленные трепещущие языки пламени шипели, сжигая волосы на его голенях.Он нашел Сибил Рэмкин в компании с двумя малознакомыми девушками в бриджах, по- могавших управляться в убежище.Их обычно звали Сара или Эмма, и все они выглядели для Бодряка на одно лицо.Они сражались с тем, что на первый взгляд казалось разгневан- ным мешком.Она подняла глаза при его приближении. "Ах, это ты - Сэм
e. (33-2) Она прижала платок ему к рту
n. (123-2) - поправила Любимица. "Что? " "Младший констебль
e. (152-2) - сказал он. - "Сегодня вечером я буду патрулировать вдоль Карьерного Тракта и не желаю ни- каких беспорядков.Я могу на это надеяться? " Послышалось шарканье множества ног и общее бормотание. Морковка приложил к уху ладонь. "Я совершенно ничего не слышу
w. (51-2) - ответил капрал Валет. "Это относится ко всем, Валет
a. (3-2) "Но вы сказали, что Гильдия Воров ..
t. (149-2) "Но как ему удается со всем этим управляться? " "Честно говоря, не знаю
c. (62-2) "Сержант, они должны принести присягу
h. (137-2) "А-а-ах! " "У-у-ух! " Морковка вдруг ощутил, что на него никто не обращает внимания.Он обернулся. Младший констебль Жвачка лежал на земле, поскольку младший констебль Осколок, размахивая шлемом, пытался по- валить того на булыжники мостовой, младший констебль Жвач- ка, стоя в позиции удобной для защиты, пытался в ответ укусить младшего констебля Осколка за лодыжку. Демонстранты с восхищением любовались открывшимся зре- лищем. "Мы должны вмешаться
.. (53-2) "Мы постараемся выполнить это получше...Сейчас здесь присутствует большинство из нас
t. (48-2) "Простите...? " "Вы могли бы взять юного Морковку и этого бравого кап- рала Валета, чтобы приглядеть за - " "Без проблем
k. (26-2) Дракон проткнул насквозь мешок и осматривался в поисках чего-либо сжечь.Все пытались исчезнуть с его пути. Глаза дракона скрестились в одной точке и он неожиданно икнул. Таблетка известняка шлепнулась со стуком о противопо- ложную стену. "Все вниз! " Они прыгнули в укрытие из брезента и кирпичей.Дракон снова икнул и в недоумении оглянулся. Затем он взорвался. Они подняли головы после того, как рассеялся дым, и взглянули на маленький печальный кратер. Леди Рэмкин вытащила из кармана кожаного комбинезона носовой платок и вытерла нос. "Глупое маленькое создание! " - сказала она. - "Да-а. Как ты, Сэм? Ты ходил навестить Хейвлока? " Бодряк кивнул. Никогда в своей жизни, подумал он, не смог бы воспользоваться идеей Патриция Анк-Морпорка назы- ваться только по имени, так что любой незнакомый человек мог его называть таким образом. "Я тут подумал о завтрашнем обеде